Logo

Новости Бенуа 1890

28ноября 2016
  • Поделиться

Петербург уходит в виртуальность

Северная столица обрастает проектами, развивающими технологии виртуальной и дополненной реальности. Заказы льются из Европы, Америки и российских госкорпораций. «Фонтанка» погрузилась в пучину искусственного мира и выяснила, почему выбраться оттуда уже не получится.

Инвестиции от Microsoft, путешествие на 200 лет в прошлое, возможность обойти строительные ограничения с помощью гаджетов и трёхмерные приключения эрмитажных котов. «Фонтанка» изучила петербургский рынок виртуальной реальности и выбрала пять самых многообещающих стартапов. О виртуальной и дополненной реальности массово заговорили летом 2016 года, когда вышла игра Pokemon Go. Люди ловили японских зверушек в магазинах, церквях и на автостоянках. А заодно дивились на только-только поступившую в продажу диковинку – шлемы виртуальной реальности.

Теперь ажиотаж вокруг VR- и AR-технологий несколько поутих. Но аналитики рынка прогнозируют новый взрыв интереса к 2020-м годам. «Фонтанка» изучила петербургские стартапы, готовые к этому времени занять ведущие места на мировой арене.

Идут, идут по земле пилигримы

Просторный и светлый офис в бизнес-инкубаторе «Ингрия». На столе – наброски свежих проектов, в книжном стеллаже вместо книг – целый паноптикум: завалы из очков дополненной реальности, картонных cardboard и коробок с загадочными подписями «Византия: VI век», «Крейсер "Аврора"», «Помпеи» и «Бастилия».

Там компактно хранятся исторические сведения, фотографии, чертежи – весь тот материал, который использовала для проектов с технологией дополненной реальности компания Piligrim XXI. Не успев прославиться на родине, российская фирма уже успела зарекомендовать себя за рубежом.

Во Франции петербуржцы «реконструировали» Бастилию, в Италии воссоздали из пепла Помпеи, а в Северной столице сделали в дополненной реальности «Дорогу жизни» и установили крейсер «Аврора» на Петроградской набережной, пока корабль ремонтировался в доках. Такие приложения могут скачать туристы, чтобы на своём телефоне увидеть, как выглядели те или иные исторические места в прошлом.

Компания Piligrim XXI возникла три года назад. Вложиться в бизнес его основателям, супругам Илье Коргузалову и Диане Сориной, помогли накопления из предыдущего дела – издания международного туристического журнала. Деньги, главным образом, пошли на оплату труда IT-специалистов.

Однако до сих пор инвестиции отбить не удалось – скорее всего, затраты покроются через три года. Зато проект получил уже 20 миллионов рублей грантов, в том числе от фонда Бортника и компании Microsoft. А совсем недавно 25% доли фирмы приобрел испанский инвестор Way2Wow. Это позволит надолго пришвартоваться на европейском рынке, уверены Коргузалов и Сорина.

– На создание каждого продукта в среднем уходит от трёх месяцев до полугода, а стоимость зависит от сложности и варьируется от 30 до 150 тысяч долларов. На каждое место реконструкции нам приходится выезжать два-три раза. Основные работы, включая подробное изучение архивов и поиск исторических сведений, мы делаем здесь, в Петербурге, – поясняет Коргузалов.

– В дополненной реальности выполнить можно практически любой проект. Это вопрос бюджета. В настоящее время наша задача – сделать туристический бренд узнаваемым и создать сеть точек с дополненной реальностью по всему миру, – дополняет супруга Сорина.

Сейчас PiligrimXXI готовит очередной туристический продукт: AR-реконструкцию битвы. Баталия будет проходить между крепостями на границе России и Эстонии с использованием виртуальной артиллерии.

– Мы создадим военную AR-игру по мотивам сражений 1700–1704 годов между русскими и шведами. Человек с помощью смартфона и шлема виртуальной реальности сможет попробовать себя в роли артиллериста времен Северной войны, пройдя несколько уровней от новобранца до гвардейца. В отличие от исторических событий, в игре победитель еще не определен, – рассказывают они.

Проект, как задумали разработчики, позволит привлечь в Нарву и Ивангород туристов. И это не напрасные ожидания. В 2013 году PiligrimXXI воссоздал из руин Лудзу — средневековую крепость в Латвии. За год туристический поток в город с населением в 4 тысячи человек вырос на 30%, взглянуть на достопримечательность с экранов гаджетов приехало 60 тысяч посетителей.

– Тогда никто не понимал, что это за чудо-технология. В экскурсионных буклетах она называлась «3D под открытым небом». В итоге местная власть осталась довольна, а сувенирщики и владельцы гостиниц заметили, что выручка у них заметно выросла, – вспоминает Диана Сорина. – Обычно там люди недолго задерживались, ведь турист, как бабочка: может «жить» на объекте 15 минут, полчаса. После внедрения нашего проекта туристы стали останавливаться на замковой горе в среднем на два часа.

Петербург Александра II в 360 градусов

– Мы уже отсняли 150 часов панорамного видео – это ролики в формате 360°, их можно смотреть, крутя головой в шлеме виртуальной реальности или вращая мышкой в Youtube. Катались на танке Т-72, «открывали» новую сцену Мариинки, участвовали в богослужении и ездили на Соловки. Все это зритель может увидеть собственными глазами, не выходя из дома. Сейчас открою нашу свежую экспедицию в Арктику, – на этой реплике человек с аккуратной бородкой осторожно снимает очки и водружает журналисту на нос шлем виртуальной реальности.

Вертясь на офисном кресле, осматриваю палубу ледокола, светло-голубое северное небо, шапки снега... Моего проводника в виртуальный мир зовут Денис Столяров. Он – выпускник математическо-механического факультета СПбГУ, сейчас работает ведущим инженером центра дизайна и мультимедиа в университете ИТМО. На Столярове гавайка и белые кроссовки – одежка в самый раз подходящая для приключений. Правда, в реальности в Арктике он не бывал. На задание отправили одного из операторов.

– Вам не обидно? Такое путешествие пропустили! – интересуюсь у него.

– А чего здесь обидного? Всего в жизни не увидишь. Хорошо, что можно посмотреть хотя бы так, – парирует Столяров.

За спиной у его команды, состоящей в основном из сотрудников вуза, около 100 материалов, отснятых за полтора года. Недавно студия переформатировалась из научного проекта в коммерческое предприятие (ООО «Центр мультимедиа 360»), и организовала с другими энтузиастами группу компаний Video360Production. Представительства работают в шести российских городах благодаря партнёрским отношениям или франшизе. Сейчас готовятся к открытию офисы в Израиле, Германии и Франции.

Учредитель и генеральный директор фирмы Денис Столяров объясняет, что технология видео 360° неплохо коммерциализируется.

– Востребованность большая. Каждую неделю звонят, спрашивают и заказывают. Видео-360 очень полезно для технологических производств: заводов, фабрик, нефтедобывающих платформ. В основном это удаленные уголки России, до которых добраться не так просто, – рассказывает он.

В ИТМО установили стандартный ценник: пять минут готового сферического видео и 4 часа работы оператора в среднем стоят 70 тысяч рублей. При этом создание одной студии может обойтись в миллион: оборудование, реклама и зарплата троим сотрудникам. Вложения, по его словам, должны окупиться за три месяца.

– Это при самом депрессивном сценарии, – говорит собеседник «Фонтанки». – Конечно, тут уже есть конкуренты. Мы нередко сталкиваемся с телеканалом Russia Today. Например, шла подготовка к запуску специальной версии нашей камеры в космос, но тут телевизионщики нас обогнали. Сильно распространено, когда некоторые студии, у которых еще нет портфолио, предлагают свои услуги бесплатно.

Сейчас начинающие предприниматели работают с девелоперами – снимают квартиры в формате 360°. Параллельно занимаются просветительством: в Мариинском театре запечатлевают панорамные выступления дирижера Валерия Гергиева, в Эрмитаже – знаменитых котов и экспонаты в зонах, скрытых от глаз посетителей.

Больше всего петербуржец хотел бы поработать в Голливуде, ведь о своей готовности создавать кинокартины в 360° заявили режиссеры Стивен Спилберг и Джеймс Кэмерон.

– Например, мы уже сотрудничаем с английским режиссером Кентом Уолвином, помните, он делал сериал «Бигллз» в 80-х. Сейчас британец предлагает сюжет, а мы решаем технические вопросы. Может быть, в будущем буду участвовать в создании больших картин. Всему свое время, – философски заключает он. – Недавно мы столкнулись с потрясающей историей. В 1861 году неизвестный фотограф снимал фотопанораму Петербурга с Адмиралтейства. Мы адаптировали эти кадры для шлема виртуальной реальности. И теперь можно, надев его и включив эту панораму, очутиться в документальной обстановке в центре города. Потрясает, что некоторые вещи оказываются востребованы спустя 150 лет.

Ферма дополненной реальности

Как вы представляете себе строительного бизнесмена? Деловой костюм? Белая рубашка и галстук? Андрей Лушников встречает журналистов «Фонтанки» в своём офисе в пространстве «Бенуа 1890» в футболке с изображением коровы. Наводишь на парнокопытное смартфон – оно весело мычит, включается бодрая музыка в стиле кантри.

Лушников известен как глава группы компаний «БестЪ», построившей с десяток бизнес-центров в разных районах Петербурга. Пространство «Бенуа» – наполовину меценатский проект, к которому фирма приступила в 2011 году. Тогда «БестЪ» решил приспособить под культурные цели заброшенную фермуна Тихорецком проспекте, где архитектор Юлий Бенуа в начале XX века выращивал коров и производил молоко. Но строители наткнулись на ограничения: здания признаны памятниками архитектуры регионального значения, перестраивать и модифицировать их нельзя.

– Нам нельзя было установить детские горки, скульптуры, качели. Тогда мы поняли, что дополненная реальность – единственная возможность развивать сад и привлекать гостей, – вспоминает Лушников.

Бизнесмены вступили в кооперацию с детской писательницей Катей Матюшкиной и одним из лидеров «Колдовских художников» Николем Копейкиным. Вместе выдумали сказочных существ – слономышей Бенуариков, которые якобы населяют бывшие владения дореволюционного архитектора. Про Бенуариков напечатали детскую книжку с дополненной реальностью. Технология тут такая же, как с футболкой Лушникова, – наводишь телефон со специально скаченным приложением и смотришь, как герои оживают.  По мотивам рисунков Копейкина выпустили футболки, кружки, толстовки, блокноты. Дополненную реальность вписали в меню открывшегося в октябре 2016 года ресторана «Ферма Бенуа» (приложение помогает оценить калорийность блюд, узнать состав и цены) и будут использовать в детском образовательном центре, который откроется в 2017 году.

– Остановить прогресс невозможно: дети тянутся к гаджетам. Отбирать их глупо — во-первых, это конфликт, во-вторых, ребёнок всё равно залезет с этим телефоном в какой-нибудь тёмный шкаф и будет там сидеть. Мы показываем, что можно жить и с гаджетом, и читать реальные книги и находить в них что-то интересное, – говорит Лушников.

По его словам, компания «БестЪ» инвестировала в AR-технологии около 3 миллионов рублей. Когда окупятся именно эти затраты, пока не ясно. Однако известно, что всего в «Бенуа» строители инвестировали 760 миллионов, и они могут вернуться за ближайшие десять лет.

VR-игры с Кудриным

Строгий, но пышный особняк на Казанской улице, 7, – окна с наличниками, лепнина, крыша с полукруглым выступом. Архитектор-классицист Джакомо Кваренги, возводя здание в середине XIX века, вряд ли предполагал, что здесь будут погружаться в виртуальную реальность. Но это так. Поднимаемся по парадной лестнице и оказываемся в просторном, в меру затемнённом зале. Так выглядит один из первых в Петербурге клубов виртуальной реальности – SINTEZ.

Его создатели, недавние выпускники Санкт-Петербургского университета экономики и финансов Николай Анисимов и Дмитрий Человьян, сидят за низким икеевским столиком. Пьют зелёный чай, угощают журналистов и то и дело отлучаются, чтобы надеть на посетителей шлем виртуальной реальности или объяснить, как пользоваться контроллерами – устройствами вроде джойстиков: с их помощью можно брать и передвигать в виртуальном пространстве предметы.

– Вообще-то, всё началось с рекламного бизнеса, – рассказывает Человьян. – Несколько лет назад мы основали свою рекламную компанию, которая до сих пор успешно работает. Но в 2016 году привезли из-за границы шлем виртуальной реальности HTC Vive. Мы никогда не были игроманами, но почувствовали, что это другая Вселенная, даёт сильнейший эффект присутствия.

Наигравшись сами, парни решили приобщить к виртуальным играм других. Клуб SINTEZ основали в лофте «Казанская, 7» в июле 2016 года. Начинали с того самого HTC Vive, мощного игрового компьютера, сайта и небольшой группы «ВКонтакте». Нигде специально её не раскручивали – просто хотели посмотреть на спрос. Теперь парк разросся – добавился ещё один HTC Vive и высокотехнологичный шлем PlayStation VR, ещё несколько очков попроще. А одна из записей в сообществе показывает, как Дмитрий Человьян приобщает к виртуальной реальности экс-министра финансов Алексея Кудрина.

– В действительности это было недолго, не больше минуты. Помогли бывшему чиновнику примерить шлем в сентябре на Санкт-Петербургском инновационном форуме, – улыбается парень.

Общая сумма вложений в клуб превысила 800 тысяч рублей, говорит Дмитрий Человьян. На вопросы о том, окупился ли проект, только разводит руками – финансовая тайна. Зато констатирует: за пять месяцев у них побывало около тысячи гостей. И эти люди точно не соответствуют традиционным представлениям о геймерах.

– Школьников, студентов – по пальцам пересчитать. Зато приходит много людей, по возрасту примерно соответствующих выпускникам вузов и старше – они заглядывают и парами, и компаниями. Чаще всего предпочитают The Blue – виртуальное погружение в подводный мир, The Lab – мини-набор игр, где можно попутешествовать по разным местам и пострелять из лука, а ещё Tilt Brush – приложение от Google, позволяющее рисовать в трёхмерном формате, – отмечают наши собеседники.

Пока серьёзной конкуренции среди VR-клубов в Петербурге не чувствуется, констатируют в SINTEZ. Хотя «Фонтанка» насчитала уже несколько похожих старт-апов: клуб Game Club и на Лиговском или Vortex Games на Петроградской стороне.

– Может быть, через несколько лет виртуальных клубов будет столько же, сколько на заре компьютеризации было обычных игровых клубов. Но не факт. Если производители понизят цены на шлемы, их чаще станут покупать для домашнего пользования, – рассуждает Николай Анисимов.

Впрочем, к этому моменту парни, скорее всего, запустят новый бизнес. Они не скрывают: игры и шлемы нужны, чтобы присмотреться к другим возможностям виртуального рынка.

– Рынок виртуальной реальности – голубой океан (экономический термин, которым обозначаются новые рынки, где вообще нет конкуренции. – Прим. ред.). Сфер применения – огромное количество, — мечтает Дмитрий Человьян. – С помощью виртуальной реальности можно менять процесс продаж, абсолютно по-другому подходить к промышленному дизайну, общаться с заказчиками. VR-технологии наверняка найдут применение в образовании. Вместо того, чтобы ехать на переподготовку в другую страну, можно на пару часов надеть шлем и послушать лекцию. А потом снова оказаться дома.

Американские инвестиции

Журналист «Фонтанки» сидит за низким столом в переговорной комнате Сбербанка. Три пары настенных часов показывают время в Москве, Нью-Йорке и Париже. Напротив корреспондента – светловолосый парень в джинсах и толстовке. Он похож на героя мультика – двигается механически и неестественно, хотя говорит вполне натурально. Парень раздумывает, покупать ему зарплатную карту или нет. Я – убеждаю. В ход идёт аргумент о том, что о покупке пока никто не пожалел и что наш банк никогда не забрасывает клиентов смс-спамом. Через пять минут напряжённой, но корректной дискуссии программа отключается, выставляя мне оценку. Получилось на тройку – слишком много креативил и отступал от стандартных фраз.

...Снимаю шлем виртуальной реальности и оказываюсь в петербургской коммунальной квартире на улице Рубинштейна, переделанной под офис. На фоне старинного паркета, уютных торшеров и лепнины вырисовывается целый парк мощных ноутбуков, а VR-шлемы обнаруживаются в самых неожиданных местах – на подоконнике, диване для посетителей, кухонном столе. Здесь квартирует команда Cerevrum Inc., выпустившая в августе 2016-го первую версию приложения для бизнеса Skill Hub VR. Оно позволяет обучать сотрудников крупных компаний корпоративной культуре, а ещё проводить переговоры: при желании блондинистого молодого человека из виртуальной комнаты можно переместить и встретиться там с бизнес-партнёрами из разных городов, стран и континентов. Правда, надо учесть, что внешность у них тоже будет мультяшной: можно выбирать из разных аватаров, устанавливать им разный цвет глаз и волос, костюмы. Можно даже послать на совещание эльфа или графа Дракулу. Все потому, что пока VR-технологии не позволяют вывести в эфир твою настоящую проекцию.

– Skill Hub VR приобрела одна из дочерних организаций Сбербанка, мы ведём переговоры по использованию приложения с ещё несколькими крупными российскими компаниями, – резюмирует один из основателей Cerevrum Inc. Дмитрий Кириллов. Психолог по образованию, он с партнёрами занимается бизнесом больше десяти лет. Начинали с рекламы и мобильных приложений, но почувствовали, что припозднились и не могут создать чего-то принципиально нового. Решили перезапуститься на новой площадке, где будут сами создавать повестку дня.

– В 2013 году мы протестировали в Америке прототип первого шлема виртуальной реальности Oculus Rift и поняли, как это здорово. Познакомились с его создателями и начали общаться, – продолжает рассказ соосновательница Cerevrum Наташа Флокси.

Дальше события разворачивались с головокружительной скоростью: в 2014 году в малоизвестный американский стартап Oculus получил 2 миллиарда долларов инвестиций от компании Facebook. А в начале 2016 года один из создателей шлема, Майкл Антонов, в свою очередь, решил вложить личные сбережения в петербургский Cerevrum.

Размер инвестиций от американцев компания не раскрывает, но здесь говорят, что именно эти деньги позволили оплатить работу 40 дизайнеров, программистов и менеджеров, чтобы построить Skill Hub VR.

– Окупить программу мы надеемся в 2018 году, но лучше – раньше, – планирует Наташа Флокси.

Летом Cerevrum открыл офис продаж в Нью-Йорке и ведёт переговоры с двумя десятками американских компаний. Стоимость одной лицензии на пользование Skill Hub VR начинается с нескольких миллионов рублей.

«Минимизация присутствия»

Приложения и сервисы виртуальной реальности будут набирать популярность в ближайшие пять-десять лет, прогнозирует философ, один из лидеров литературной группы «петербургских фундаменталистов» Александр Секацкий. Причина – желание современных людей минимизировать своё присутствие в реальном мире.

– Здесь остаются только наши физические тела, а воображение, внимание, воля перемещаются по ту сторону гаджетов: мы вроде бы здесь, но вроде и не здесь, – делится наблюдениями учёный. – Доказательство – не только технология виртуальной реальности, но и социальные сети. Или сериалы вроде «Игры престолов». Они тоже предлагают погрузиться в виртуальный, выдуманный мир.

О растущих перспективах VR-бизнеса заявляет и популярный блогер и переводчик фильмов Дмитрий Пучков – Гоблин. Он время от времени размещает обзоры новых шлемов виртуальной реальности в своём Youtube и с удовольствием играет в VR-игры: «Конечно, производства таких устройств в России практически нет, зато есть мозги. На закате Советского Союза был сделан сильный упор на подготовку программистов для народного хозяйства. И они повзрослели», – отмечает блогер. Впрочем, Гоблин напоминает, что виртуальная реальность может быть опасна: «Если показывать через VR-шлемы фильмы ужасов, количество пациентов психбольниц заметно увеличится. Там совершенно другое впечатление, реально страшно».

Ведущий консультант проектов бизнес-инкубатора «Ингрия» Алексей Каленчук о VR-бизнесе говорит с умеренным скептицизмом: «Летом, в эпоху повсеместного распространения игры Pokemon Go, мне возможности таких проектов казались почти безграничными. Но теперь я к этой теме слегка охладел. Дело в том, что пока не создано ни одного успешного VR-продукта для обычных потребителей. Даже Pokemon Go сдал позиции, потому что не захотел заниматься решением ряда технических проблем», – рассуждает эксперт.

У пользовательских VR-продуктов есть два минуса, добавляет Каленчук. Во-первых, низкий retention – удержание внимания потребителя. Всем интересно попробовать виртуальную реальность, но мало кто возвращается в неё во второй раз. Во-вторых, VR-устройства пока стоят слишком дорого. Например, шлем PlayStation VR обойдётся в 500 с лишним долларов, и к нему ещё потребуется игровая приставка.

– Эти проблемы можно решить в перспективе нескольких лет, – прогнозирует Каленчук. – Пока же российские и петербургские разработчики будут вынуждены работать на крупные компании, создавая для них презентации и ролики в качестве приятных, но необязательных имиджевых проектов.

– По ощущениям, рынок VR до сих пор не преодолел пропасть между пользователями-гиками и масс-маркетом, – согласна с Каленчуком Дарья Чашкина, руководитель бизнес-инкубатора МГУ. – Мне кажется, действительный бум VR-технологий случится в тот момент, когда VR войдёт в обычную жизнь и работу, например, для проведения встреч. Но первый шаг уже сделан – компании, чья деятельность связана с космосом или опасным производством, часть обучения сотрудников переносят в виртуальную реальность.

Источник: http://www.fontanka.ru/2016/11/27/108/